Московские букинисты. История династии купцов Большаковых

Московские букинисты. История династии купцов Большаковых

О главных знатоках старинных книг, без которых нельзя представить антикварную торговлю в России XIX века, — в материале mos.ru.

Основоположник династии Большаковых Тихон Федорович родился в 1794 году в Боровске Калужской губернии. Когда мальчику было 12 лет, его привезли в Москву — там жил его дядя, который торговал кожевенным товаром. Помогая ему, юноша быстро всему научился.

Огромное впечатление на него произвел печально известный пожар 1812 года. «Город весь выжжен», — горестно писал 18-летний Тихон родителям. Он застал уже последствия пожара — пока Наполеон хозяйничал в Москве, Большаков находился в Калужской губернии. Увиденное, пожалуй, на всю жизнь оставило след в душе: то, что строилось годами, может быть разрушено в один миг. Выстраивая потом собственное дело, Тихон Федорович помнил об этом, стараясь делать работу честно и добросовестно.

Во время работы в дядиной конторе Большаков заинтересовался старинными книгами (рукописными и старопечатными). Вскоре он открыл антикварную лавку в Китайгородской стене — в XIX веке в этом средневековом сооружении, до наших дней почти не сохранившемся, шла бойкая торговля. Лавок в ней было так много, что однажды, еще до пожара, часть стены рухнула. Продавали в стене разный товар, но антиквариат здешним покупателям оказался в новинку. Лавка Большакова стала одной из первых антикварных лавок Москвы.

Московские букинисты. История династии купцов Большаковых

Любовь к книжным страницам

Тихон Большаков очень быстро получил в городе известность как эксперт по книжному делу, который страстно изучал все, что с ним связано, — от старинных шрифтов до переплетного ремесла. Постепенно новое занятие вытеснило торговлю кожевенным товаром — на это просто не осталось времени.

Он не жалел ни сил, ни денег. Чтобы приобрести нужные экземпляры, Большаков объездил почти всю страну, заглянул в самые маленькие города. Порой он все же уезжал ни с чем, вместо хорошей книги находя подделку, но нередко ему удавалось доставать настоящие ценности. С другими коллекционерами он состоял в постоянной переписке, обмениваясь информацией.

Кроме книг, Большаков стал продавать старинные иконы, монеты, серебряные изделия, гравюры и многое другое. Часто ездить по России он теперь не мог, потому что магазин требовал постоянного присмотра, а покупатели — качественных консультаций хозяина. Поэтому Тихон Федорович нанимал специальных агентов, которые вместо него выезжали за редкими экземплярами. Этим людям он всецело доверял и не мог допустить, чтобы в его магазин привозили фальшивки. Иной раз Большаков и сам выезжал в экспедиции. Путешествия по отдаленным селам, церквям и монастырям заменяли ему отпуск.

Московские букинисты. История династии купцов Большаковых

Тихон Федорович много работал по заказам: все коллекционеры знали, что ему зачастую под силу то, что не может никто другой, и целиком полагались на его умения и компетенцию. Кроме того, он придумал кое-что новое — присылал товар клиенту еще перед покупкой, чтобы тот мог посмотреть и оценить его лично. Такой метод работы сделал букиниста еще более популярным.

В 1861 году Большаков поехал на Нижегородскую ярмарку, где удалось приобрести много редких книг и рукописей. Тогда же он открыл в этом городе свой филиал.

По буквам: «Юности честное зерцало» и еще шесть старинных азбук Истории вещей: загадки Евангелия XVI века из собрания редкой книги Музея Москвы

Работа с Погодиным и Румянцевским музеем

Клиентов со временем тоже становилось все больше. Среди них были фольклорист, глава русской мифологической школы Федор Буслаев, предприниматель Козьма Солдатенков, историк член Петербургской академии наук Павел Строев, живописец Федор Толстой и многие другие. Сохранились такие описания Большакова:

«Высокий, маститый, с пожелтевшею сединою старик, с необыкновенно умным и строгим лицом, с неспешною, серьезною речью. Он не зазывает, к нему и так все идут…»

Одним из его любимых клиентов был коллекционер, историк и издатель Михаил Погодин. Он дружил с Большаковым, и тот в знак уважения даже поместил портрет приятеля прямо в своей лавке. Погодин, давно убедившись в высококачественной работе Тихона Федоровича, в делах, касающихся редкостей, доверял ему больше всех. Поэтому когда задумал продавать свое собрание Императорской публичной библиотеке, то посредником попросил выступить именно Большакова. Сопровождал драгоценные книги по пути в новый дом тоже Тихон Федорович. Библиотека ничуть не возражала.

Московские букинисты. История династии купцов Большаковых

Ко мнению знаменитого букиниста также прислушивались в Императорском московском обществе истории и древностей российских, Обществе любителей древней письменности, Московском университете — в последнем Большаков состоял корреспондентом.

Особые отношения связывали Тихона Федоровича с Румянцевским музеем (ныне — Российская государственная библиотека). Еще при жизни он передал туда многие шедевры, а в завещании прописал, что 435 экземпляров древних рукописей, принадлежащих ему, тоже отправится туда.

Тихон большаков умер в 1863-м. Последние три года своей жизни он работал над сводом «Творения Максима Грека», для которого заранее собрал 216 сочинений монаха и религиозного публициста XVI века. Смерть Большакова стала настоящей трагедией для научного сообщества. В газетах и журналах писали, что такого знатока книжного дела, как он, в стране не было, нет и не будет.

Московские букинисты. История династии купцов Большаковых

Продолжатель дела

Его сын, 21-летний Сергей Большаков, не бросил дело Тихона Федоровича. Правда, призвания досконально изучать древние книги, как отец, он в себе не обнаружил, зато проявил себя как блестящий делец, умеющий продавать и приумножать. Со временем он стал купцом второй гильдии.

Наследник продолжил сотрудничать с Румянцевским музеем, для которого смог достать «Архангельское евангелие» 1092 года, выполненное на пергаменте (и не только его). Не забывал о переписке с другими коллекционерами, экспедициях, пересылке книг покупателям. Сергей Тихонович — первый из отечественных антикваров, кто начал рекламировать свой товар через визитки и открытки с адресом магазина.

Московские букинисты. История династии купцов Большаковых

Клиенты его любили, ко всякому он мог найти подход. Редкая покупка могла обойтись без комплимента. Из уст в уста передавался остроумный обмен репликами Большакова-младшего с известным археологом, историком Иваном Забелиным. По легенде, продавец любил как бы невзначай заметить: «Вчера упоминалось ваше святое имечко». «За лесть прибавлю рубль», — улыбаясь, отвечал покупатель.

Кроме того, Большаков работал с дипломатом и литератором Павлом Вяземским, историком и коллекционером Елпидифором Барсовым, ректором Московского университета Николаем Тихонравовым и другими.

Скромный купец

Сергей Большаков основал фирму «Книжная и киотная торговля наследников С.Т. Большакова», к работе в которой с юности приучал сыновей Дмитрия и Николая, открыл ее филиал в Санкт-Петербурге, а лавку в Китайгородской стене перенес на Старую площадь — любимое место московских антикваров.

Московские букинисты. История династии купцов Большаковых

Несмотря на то что торговля шла хорошо и Большаков смог заработать целое состояние, он вел очень скромный образ жизни, не терпел излишеств. В этом человеке, годами носившем один потрепанный сюртук, никак нельзя было узнать успешного купца.

У него было много дел: помимо всего прочего, он был посредником в торговых сделках Румянцевского музея, публичной библиотеки Санкт-Петербурга, Московского университета, Общества истории и древностей российских и других учреждений. За небольшие деньги антиквар и сам продал некоторые книги и рукописи Румянцевскому музею — они заложили основу отдела рукописей.

Многое из того, что не попало в Румянцевский, перешло в коллекции тех клиентов, с которыми Большаков особенно успел сдружиться. Но все самое ценное купец оставлял у себя.

Наследники

В 1906 году, после смерти Сергей Тихоновича, фирму унаследовали его сыновья. Дмитрий заправлял петербургским филиалом, а Николай остался в Москве, взяв на себя основную часть дел. Через несколько лет он переименовал фирму в «Книжную и киотную торговлю Н.С. Большакова».

Расцвет семейного дела остался позади. Рукописных и старопечатных книг на антикварном рынке стало значительно меньше, и братьям, чтобы выйти из затруднительного положения, пришлось торговать также современными предметами религиозного назначения и историческими книгами.

Продолжалась дружба с коллекционерами и Румянцевским музеем. Последнему в 1914 году братья передали сборник сочинений Максима Грека из собрания деда. В то время стало модным издавать ассортиментные каталоги, и Большаковы последовали этому примеру.

Несмотря на принятые меры и полезные знакомства, дела шли все хуже. После революции фирма закрылась. Что стало потом с Дмитрием Большаковым, неизвестно, а его брат Николай посвятил себя изучению русских древностей.

Самая сладкая фамилия. История династии кондитеров Абрикосовых

Самая сладкая фамилия. История династии кондитеров Абрикосовых

Знакомимся с одной из самых известных московских фамилий, ставшей в XIX веке синонимом слова «десерт». О том, как Абрикосовы прошли путь от крепостных крестьян до поставщиков двора Его Императорского Величества, — в материале mos.ru.

Крепостной крестьянин помещицы Анны Левашовой Степан обладал кондитерским даром — на столе у Левашовых не переводились приготовленные им абрикосовые пастила и варенье. По одной из версий, эти сладости и принесли ему в 1811 году говорящую фамилию Абрикосов.

С позволения помещицы Степан уехал в Москву на оброк. Дела шли отлично, он мог не только выплачивать повинность барыне, но и копить деньги. Вскоре Степан выкупил вольные грамоты для себя и своей семьи и открыл небольшую кондитерскую.

После смерти Степана Николаевича кондитерскую унаследовали его сыновья Василий и Иван (купец второй гильдии). Какое-то время они преуспевали, но ряд неверных шагов привел их к разорению. В 1842-м все их имущество было продано за долги. Снова заставить говорить об Абрикосовых всю Москву было суждено внуку основателя династии.

Алексей Иванович возрождает семейное дело

Сын Ивана Степановича к роковому для Абрикосовых 1842 году успел окончить только три класса Практической академии коммерческих наук. Платить за его обучение дальше отец не мог. Когда Алексею исполнилось 14, его отправили по знакомству на подработку в комиссионерскую контору по торговле сахаром И.Д. Гофмана, бывшего поставщика семейной кондитерской. Мальчика назначили посыльным, но он, обладая острым умом и смекалкой, со временем заслужил доверие хозяина, и тот доверил ему вести счета. Через четыре года Алексей занял должность главного бухгалтера.

Самая сладкая фамилия. История династии кондитеров Абрикосовых

Молодой человек жил очень скромно: на самое необходимое выделял малую часть заработанного, а остальное шло в копилку. Алексей Абрикосов мечтал о собственном деле, точнее о возобновлении дедовского. В 23 года он уволился из конторы Гофмана и наконец приступил к осуществлению плана. Бывший начальник не был в обиде — напротив, Гофман оказал всяческую поддержку, помог получить кредит в банке на недостающую сумму и познакомил с нужными людьми.

Как торговали мороженым в Москве XIX века

В 1849 году Алексей Абрикосов женился на Агриппине Мусатовой — дочери известного парфюмерного и кондитерского фабриканта. Тесть дал пять тысяч рублей в качестве приданого, эти деньги Абрикосов тоже вложил в свое дело. Вскоре его варенье, пряники и конфеты знал весь город. В 1867-м Алексей Иванович стал купцом первой гильдии, а еще через три года получил звание потомственного почетного гражданина.

Предприятие Абрикосова росло: уже к 1872-му он выпускал больше 500 тонн сладостей за год, держал 120 рабочих. Самую большую ставку в производстве он делал на качество сырья, поэтому открыл в Симферополе филиал, где занимались закупкой фруктов. Абрикосов хотел утвердиться на рынке благодаря уникальным продуктам. Именно на его фабрике впервые приготовили конфеты «Гусиные лапки», которые тогда назывались «Гусиными носами». А еще он первым в стране начал пользоваться технологией консервирования. Позади остались даже такие фирмы-гиганты, как «Эйнем» и «А. Сиу и К°». Прибыль росла, конкуренты злились.

Самая сладкая фамилия. История династии кондитеров Абрикосовых

Самая сладкая фамилия. История династии кондитеров Абрикосовых

Самая сладкая фамилия. История династии кондитеров Абрикосовых

Большие деньги Абрикосов тратил на рекламу, больше при этом ориентируясь на детей-сладкоежек, которых привлекало все яркое. Сладости он стал отпускать в красиво оформленных коробках — в них покупатели, кроме конфет, могли найти симпатичные вкладыши, головоломки и многое другое. Информация о его продукции появлялась в периодических изданиях, каталогах, на плакатах и буклетах.

Истории вещей. Рассматриваем упаковки московских сладостей XIX века

Роддом, госпитали, лечебница

Однако Алексея Ивановича интересовало не только кондитерское дело. Он был одним из тех, кто основал Московский учетный банк, Московское купеческое общество, страховое общество «Якорь». В 1896 году он стал статским советником, много жертвовал: на строительство психиатрической лечебницы на Канатчиковой даче дал тысячу рублей, во время Крымской войны помогал госпиталям, после Турецкой войны — семьям солдат.

Занималась благотворительностью и его жена Агриппина Александровна. В 1889 году она, многодетная мать (у нее и Алексея Ивановича было 22 ребенка, но некоторые, к сожалению, не дожили до 18 лет), создала родильный приют на шесть мест. Рожениц там принимали бесплатно, женская и детская смертность составляли всего один процент — очень низкий для того времени показатель.

Самая сладкая фамилия. История династии кондитеров Абрикосовых

Самая сладкая фамилия. История династии кондитеров Абрикосовых

Агриппина Александровна оставила завещание: 100 тысяч рублей ее родные должны были отдать на строительство большого городского бесплатного родильного приюта. Ему присвоили ее имя, открылся он в 1906 году. Но через 12 лет учреждение переименовали — оно стало родильным домом имени Надежды Крупской (несмотря на то, что у супруги Владимира Ленина не было детей). В 1994-м роддому вернули имя Абрикосовой.

Поставщик двора Его Императорского Величества

Пятеро из детей Абрикосовых — Иван, Николай, Владимир, Георгий и Алексей — стали заниматься семейным кондитерским делом. Они интересовались им с ранней юности, старались помогать отцу, поэтому было справедливо, что в 1874 году он передал бизнес именно им. Поначалу Алексей Иванович следил за тем, как сыновья ведут дела, давал советы, пока не удостоверился, что они хорошо справляются сами. Во многом дети продолжали начинания отца. Например, так же, как он, отправляли мастеров учиться в другие страны, чтобы перенимать лучший опыт зарубежных коллег.

Братья учредили торговый дом, а потом Фабрично-торговое товарищество А.И. Абрикосова сыновей. Они занялись расширением производства, выкупили на Малой Красносельской улице участок под строительство фабрики. Там делали шоколад, карамель и бисквиты. В 1882-м запатентовали машину, которая упрощала изготовление мармелада. К работе привлекли специалистов, придумавших в специальной лаборатории при фабрике, как делать глазированные фрукты — очень популярные тогда, эти сладости привозились в Россию из-за границы.

Самая сладкая фамилия. История династии кондитеров Абрикосовых

Абрикосовские сладости участвовали в международных ярмарках и выставках. В 1899 году их ждал самый большой успех: компания Абрикосовых стала поставщиком двора Его Императорского Величества, и ей разрешили размещать на этикетках государственный герб. Это стало лучшей рекламой: в магазинах, которые братья открыли на Тверской улице, Кузнецком Мосту и в других популярных местах, за сладостями выстраивались очереди. Продукцию экспортировали и в другие регионы страны.

Многие москвичи мечтали работать на фабрике Абрикосовых. Зарплату там предлагали достойную, при необходимости обеспечивали жильем и питанием. И, конечно, всем сотрудникам предоставляли скидку на продукцию. Абрикосовы открыли при фабрике небольшую больницу и храм, все желающие могли попробовать свои силы в местном оркестре. На фабрике проводили дни открытых дверей, во время которых покупатели могли посетить цеха, чтобы убедиться, что сладости делают с учетом всех санитарных норм.

Самая сладкая фамилия. История династии кондитеров Абрикосовых

Интересы у братьев были разносторонними. Например, Николай Алексеевич входил в Московское психологическое общество, писал статьи для журнала «Вопросы философии и психологии». Владимир Алексеевич избирался гласным Московской городской Думы и занимал должность директора московского отделения Русского музыкального общества, члена комиссии по постройке нового здания консерватории (материально это начинание поддержали все братья). Еще один гласный гордумы — Георгий Алексеевич, также он был директором правления Товарищества паровой столярной фабрики «Ф.М. Шемякин и К°» вместе с пятым братом Алексеем Алексеевичем.

Кондитерскую фабрику Абрикосовых в 1918 году национализировали, она стала Государственной кондитерской фабрикой № 2. В 1922-м ей дали имя революционера Петра Бабаева.

Чайная торговля Абрикосова

Отец пятерых братьев, Алексей Иванович, постепенно отошел от кондитерского промысла, но решил заняться торговлей чаем. Очень кстати Абрикосовы породнились с известной в России династией чаеторговцев. Сестра Агриппины Александровны Глафира вышла замуж за Константина Абрамовича Попова. Алексей Абрикосов задумался: а что, если с их помощью возить чай из Китая не по суше, а морем — через Одессу? Тем более что этого в стране еще не делал никто, хотя такой путь существенно экономил время.

Обезопасить перевозки Абрикосов решил с помощью страхового общества «Якорь». Оно было очень надежно — его устав подписал сам император Александр II, а капитал составлял больше двух миллионов рублей. Предпринимательское чутье не обмануло Алексея Ивановича и на этот раз, новое дело стало успешным и приносило прибыль, хотя достичь таких высот, как кондитерское, все же не смогло.

Самая сладкая фамилия. История династии кондитеров Абрикосовых

Попутно Абрикосов уделял внимание Практической академии коммерческих наук — той самой, учебу в которой ему когда-то не смог оплатить отец. В 1862-м Алексей Иванович стал председателем совета академии, во многом благодаря ему туда стали приглашать на работу практикующих специалистов, а не просто теоретиков (например, студентов учил руководитель одного из банков). Алексей Иванович также настоял, чтобы в академии больше внимания уделяли изучению иностранных языков.

Нобелевский лауреат, народный артист

В династии Абрикосовых есть также видные деятели науки и культуры. Например, сын Ивана Алексеевича Алексей Абрикосов был врачом-патологоанатомом, который делал первое бальзамирование тела Владимира Ленина. А его сын Алексей Алексеевич в 2003 году получил Нобелевскую премию по физике за основополагающие работы по теории сверхпроводников и сверхтекучих жидкостей.

Самая сладкая фамилия. История династии кондитеров Абрикосовых

Внук Николая Алексеевича Илья Хрисанфович получил звание заслуженного геолога РСФСР, был первым, кто обнаружил Ольховское нефтяное месторождение. Его отец Хрисанф Абрикосов служил личным секретарем у Льва Толстого, и Лев Николаевич называл его своим дорогим другом.

Андрей Абрикосов, внук Алексея Алексеевича, был народным артистом СССР, актером и директором Театра имени Вахтангова. Он сыграл в таких фильмах, как «Тихий Дон» (1930), «Степан Разин» (1939), «Свет далекой звезды» (1964) и другие. Его сын Григорий пошел по его стопам, тоже стал актером и вместе с отцом играл в театре. В его фильмографии картины «Свадьба в Малиновке» и «Маршал революции».

Самая сладкая фамилия. История династии кондитеров Абрикосовых

Самая сладкая фамилия. История династии кондитеров Абрикосовых